# 002 Полиция в церкви «New Life Missionary Church» Portland, OR

20 марта 2020

55

 («братья, успокойтесь, Церковь никуда не уйдет»)

Lex Liberty следит за попыткой силовой смены руководства пятидесятнической церкви «Новая Жизнь». Место действия — Портланд, штат Орегон. Год 2019-й.  Последние выходные Октября. Десятки наших камер работают на знаковом братском собрании. Ради него повседневная жизнь церкви замерла — отменены все без исключения мероприятия и традиционная служба — тоже.

(«Ваня, не толкай меня!»)

По мнению рейдеров, идейным вдохновителем которых выступает епископ Славянской миссионерской церкви «Вифания» Адам Бондарук, это собрание должно было стать решающим — место старшего пастора Василия Никитовича Вакульского должен был занять ставленник Бондарука — Александр Гринько. Четыре долгих часа прихожанам рассказывали какой нехороший человек их пастор, а потом, в противовес, решили показать наше короткое предыдущее расследование. Досмотреть его не дали — слишком очевидным стало — кто такой этот Гринько. Давайте послушаем как трудно ему после этого говорить.

Александр Гринько.

«Не только в (запинаясь) пятидесятническом движении, но и по всему миру и это клевета на Церковь, клевета на братьев, на старших братьев. И давайте сегодня, мы все служителя, братья, за то, чтобы тайным голосованием мы могли подтвердить, что Вакульский может быть паcтором»

Обратите внимание — Гринько даже глянуть боится в глаза Вакульскому, который служит в этой церкви уже 28 лет. Но видимо Бондарука Гринько боится больше и поэтому продолжает гнуть свою линию. Обычные люди не выдерживают.

 (мужчина кричит — хватит, хватит, хватит)

А вот ещё одна мизансцена, которая отлично характеризует Александра Гринько. Вместе со всеми он не произносит молитву «Отче Наш». Хорошо видно, как Гринько не терпится завладеть микрофоном — даже не дожидаясь последнего «Аминь» он шагает к трибуне. А там секретарь церкви Иван Ужва спрашивает у паствы хочет ли та закончить собрание? Паства хочет, но это сорвет голосование против Вакульсого и Гринько срывается.

 (Гринько пытается забрать микрофон у Ужвы

На сцену врывается толпа и с этого момента собрание религиозных людей превращается в банальные разборки. И если уж пользоваться такой терминологией, то уместным будет обратить внимание на этого человека. (выделить лысого)

(«друзья, успокойтесь пожалуйста»)

Пока все пытаются хоть как-то договориться он смотрит со стороны — такое поведение в криминальных кругах называется «стоять на стрёме». Это Петр Опанасюк. Тоже человек Бондарука. Именно он ездил в соседнюю церковь, где стоял вот этот тонированный микроавтобус. В нем из Калифорнии приехала остальная бригада Бондарука во главе Сергея Хомича. Опанасюк огорчил шефа: радоваться рано: у Гринько не получилось, короновать его народ не согласен и бунтует.

У этой женщины на Гринько много обид. Вот, скажем, личная.

(женщина кричит)

«Александр, Александр, где он есть? Месяц назад где-то подошел ко мне брат Александр. Говорит — я вижу вас постоянно в церкви. Где вы члены? 20 лет мы члены этой церкви. Признай ты уже».

А не признавал Александр Гринько прихожанку видимо потому, что в прошлом они встречались, и эта женщина знает про Гринько очень много лишнего.

«Я знаю, Александр знает, кто с ним работал знают, верующий народ. Компания …. Был там менеджером. Оскорблял своих верующих. Людей! Обзывал и оскорблял! Не давал людям ходить на собрания. Не обращал внимания на наш верующий народ. Люди плакали. Бежали»!

Все эти годы она робко терпела обиды, но на том собрании все же сдалась. Она не смогла стерпеть нападок на Вакульского.

«На Вакульского напали, бесстыдные! Я скажу этот человек, это искренне Божий человек. У меня случилась проблема с сестрой. Она 4 месяца лежала в коме, и он пришел, он помолился. — Бесстыжие! Он и за другую … молился, когда почки отказали».

Ситуация вышла из-под контроля. Пришлось звонить в полицию. Тут земляку Сергея Хомича стало совсем не по себе. Александр Гринько даже присел. 

«Полиция пришла, я позвал полицию. Если ты не успокоишься … не-не-не. Он молчал и в конце сделал бунт».

Ну вот и полиция в церкви!

Теперь давайте ненадолго перенесемся в этот же зал, но на пару лет назад. На той же сцене стоят все герои этой скандальной истории. Происходит так называемое рукоположение. Перед ним каждый держал напутственную проповедь. В конце своей Бондарук решил излить душу и заговорил о том, что старым нужно уступить молодым.  

«По секрету — это одна из моих внутренних нужд. Говорят, что на гору взбираться легче, а с горы опускаться практически тяжелее, так альпинисты отмечают. Я молюсь, я тоже чувствую — это очень сложно. Чем я себя удерживаю, когда я чуть старше вашего пастора? Чем я себя удерживаю от решения? Ну, Ты ж начальник мой, я ж еще с Тобой не согласовал — уходить мне со служения или нет. Но я думаю, что это произойдет, это будет. И вот судя по церквям в Америке — много вот таких старших по возрасту служителей, но замена будет».

Не обманул! Смена действительно происходит, однако Бондарук, который сам признался — старше Вакульского — пытается сменить последнего, причем всеми доступными средствами. При этом сам Бондарук само-собой никуда уходить не собирается. Войну за «Новую Жизнь» он пока не выиграл, однако шаг навстречу сделал — Братья «Новой Жизни» дерутся на сцене, с которой миллионы раз клялись друг-другу в любви. И все это на глазах у паствы, которой как будто показывают представление и даже совсем как в театре предлагают занять места.

займите свои места пожалуйста.

Настоящий ужас ситуации в том, что люди поддаются призыву — занимают свои места и смотрят этот спектакль. И это не потому, что им нравится происходящее. Они в ступоре. Теперь эти люди не знают кому верить и подозревают всех. Ну а это уже не личная победа Бондарука. У этой победы адский оскал.